Алекси Лалас: Красный корсар

Алекси ЛаласДля того чтобы стать известным и даже культовым футболистом, далеко не обязательно быть выдающимся игроком, как и наоборот - совсем не всякий великий игрок может быть культовой личностью.

Самый лучший пример первого типа футбольных звезд - Винни Джонс, самый успешный - Дэвид Бекхэм. Можно найти и множество примеров второго типа - неудачливый бизнесмен и прогнозист Пеле, затерявшийся после завершения карьеры Герд Мюллер, занудный и предсказуемый в жизни Алан Ширер, помешавшийся на "шаманских" штучках Гленн Ходдл.

Редким игрокам получалось совместить талант футболиста и умение быть личностью на футбольном поле и за его пределами, выделяться в общей массе не только игровыми способностями, но и какой-то "фишкой", свойственной только этому игроку. Рууд Гуллит  безусловно великий футболист, который, тем не менее, стал безумно популярным в свое время в том числе и благодаря своим дредам. Рене Игита был куда менее талантлив, но его "удар скорпиона" и прочие чудачества помнят до сих пор. Хорхе Кампос, Эдгар Давидс, Карлос Вальдеррама, Пол Гаскойн, Крис Уоддл - этот список можно продолжать долго, но не до бесконечности, так как по-настоящему стильных футбольных звезд в мире футбола не так уж и много. Потому их и ценят, и далеко не всегда их умение выделиться, было связано с экстравагантностью - Гари Линекер поражал своим спокойствием, Лес Фердинанд - чувством собственного достоинства (за что ему болельщики подарили рыцарское звание без вмешательства Ее Величества), Франц Беккенбауэр - жизненной и футбольной мудростью.

Панайотис Александер или просто Алекси Лалас относится, наверное, к тому типу культовых игроков, которые были в первую очередь Личностью, а уже потом - футболистом. Такие люди никогда не затеряются в послефутбольной жизни. Например,  американец с греческой фамилией успел побывать хоккеистом, рок-музыкантом, комментатором, телеведущим, актером, генеральным менеджером МЛС и клуба Лос-Анджелес Гэлакси и сейчас вы вряд ли узнаете в коротко стриженом аналитике канала ESPN того огненно рыжего защитника с пиратской бородкой и курчавыми патлами, который долгое время был символом американской футбольной сборной. Но все равно даже в этой роли Лалас остается веселым флибустьером. По свидетельству очевидцев его с Эдди Маккриди разбор матча превращается в шоу наподобие "Прожекторперисхилтон".

Причём его футбольные способности не стоит переоценивать - те же Рой Вегерле, Эрик Винальда, Тони Меола, Таб Рамос, Коби Джонс, Эрни Стюарт и Клаудио Рейна  добились в футболе большего, чем Лалас, но с другой стороны и обычным клоуном, который выделялся только своей прической наподобие Абеля Хавьера, его не назовешь. Тем более что во многом Лалас - футболист немного недобрал вистов из-за того, что пытался одновременно быть Лаласом-музыкантом и просто разносторонним человеком.

Лалас родился в Бирмингеме, но отнюдь не английском, а американском  - из штата Мичиган, в семье грека и американки. В богемной семье - его отец был профессором и директором Национальной греческой обсерватории, а мать - поэтом и писателем. Старший брат Алекси, Грег тоже футболист, защитник, игравший за Тампа Бэй Мьютини, а сейчас - главный редактор офсайта МЛС.

В общем, неудивительно, что будущий футболист еще в школе был разносторонне талантлив, но в футбол не играл до 11-ти лет, когда кому-то в мичиганской школе не пришла в голову идея культивировать этот вид спорта. В 1987 году Лалас окончил школу в статусе лучшего футболиста и по совместительству капитана хоккейной команды, не забывая бренчать на гитаре. Алекси даже попал на драфт Хоккейной Лиги Онтарио, но не был там выбран и со спокойной душой поступил в университет Рутгерс, где и играл в университетской команде до 1991 года.

На то время развитие соккера в США было на таком уровне, что даже игрок университетской команды, правда, один из лучших футболистов-аматоров страны, мог заинтересовать тренеров сборной, и в 1992 году Лалас поехал на ОИ в Барселону, где открыл для себя настоящий уровень футбола. Американцы выглядели достойно - проиграли итальянцам 1:2 с голом Джо-Макс Мура, обыграли Кувейт 3:1 и сыграли вничью с поляками  (2:2), ставшими в итоге финалистами турнира. Из группы не вышли, но себя показали, и многие парни из той команды в дальнейшем перешли в профи - Брэд Фридель, Мур, Рейна, Бёрнс, Лаппер, Хендерсон...

Лалас продолжил играть за Рутгерс, но в 1992 году побывал в тренировочном лагере лондонского Арсенала, повеселив своим видом народ и получив еще один толчок для развития карьеры. Его порекомендовал бывший игрок Канониров Боб Макнаб, который жил в Калифорнии, но вряд ли Лалас мог понравиться на фоне зубров обороны, правивших бал в том Арсенале. Хотя Иан Райт запомнил Лаласа надолго - он ему сразу приглянулся как будущий хороший приятель, так как веселиться и брать от жизни все великий бомбардир умел как никто другой. Что уж говорить о Поле Мерсоне, который сразу же нашел в Лаласе достойного собутыльника. Непьющий панк с внешностью корсара из книг Фенимора Купера? Такого не бывает.

Перейти в профи Лалас решился только после нашумевшего выступления сборной США на ЧМ-94 (вышли в плей-офф, где достойно проиграли бразильцам) и выбрал для этого команду Серии А Падову, которую как раз покинули  Алессандро дель Пьеро и Анжело ди Ливио, помогая ей оставаться в элите два сезона. После ухода Лаласа Падова больше никогда не поднималась в Серию А, а сам Алекси не пытался вернуться в Европу, отыграв  остаток карьеры в МЛС.

Не стоит удивляться тому, что Лалас согласился на предложение заштатной Падовы  - в то добосмановское время в Европе были жесткие лимиты на легионеров и места в топ-клубах могли получить только действительно лучшие из лучших. Таким образом, даже малоизвестные команды могли заманить к себе парочку звезд, и Лалас действительно был одним из лидеров Падовы, забивая Интеру и Милану, веселя публику, но не забывая и  о своих прямых обязанностях.

При том, что Лалас был частым гостем ток-шоу и снимал сливки со своей популярности, он был действительно неплохим защитником. Высоким (1, 91 м), а значит хорошо играющим головой и отлично себя чувствующим в единоборствах, любящим и умеющим подключаться к атакам (отнюдь не только на стандарты), с хорошим выбором позиции, но, может быть, немного медлительным и с пробелами в базовой подготовке. Все же одно дело заниматься футболом под руководством европейских тренеров, а совсем другое слушать советы американских физруков в колледжах, которые и сами-то никогда не играли на высоком уровне. Это сейчас американские тренеры вышли на высокий уровень подготовки игроков  и в некоторых вопросах  (например, физическая и тактическая подготовка) могут дать фору европейцам, а тогда, в начале 90-х... Для соккера в США действительно большим толчком был ЧМ-94, это именно тот случай, когда пропаганда ФИФА не врет, преувеличивая свои заслуги.

Но очень много для развития футбола сделал и Бора Милутинович - гражданин планеты Земля, который объездил весь мир и выводил на ЧМ пять разных сборных, только с китайцами не сумев пробиться в плей-офф.

"Я гарантирую, если вы спросите парней из сборной США-94 о Боре вы получите 23 разных ответа - от "самый влиятельный тренер, под руководством которого я когда-либо работал" до "ничего не случится, если я его не увижу больше никогда". Когда я встретил Бору, то был 22-летним панком, который никогда не думал ни о чем серьезном, а просто наслаждался жизнью. Он поломал мое понимание игры и отношение к футболу и, по моему мнению, он - гений".

"После ЧМ-94 впервые меня стали уважать за то, что я футболист. Меня стали узнавать, и я буду честен - это было клёво. Может быть я немного зазвездился, но я не жалею. Интересно, что мы сейчас продвинулись далеко вперед в отношении подхода к делу, тренерского мастерства, но талант игроков остался на прежнем уровне. Я скажу, что в годы моей молодости конкуренция в сборной была намного выше, чем сейчас  и мне буквально наступали на пятки. Гарантированного места в основе не имел никто, даже наш капитан - Тони Меола". Лалас любит критиковать современных американских футболистов, что, в принципе, можно простить столь заслуженному ветерану. 

Насчет отношения к делу Лалас прав - американские футболисты всегда были настоящими профи, даже оставаясь любителями - именно потому их с такой охотой брали в клубы английской Премьер-лиги.  Однажды во время выступлений за Падову Лаласу довелось играть в субботнем матче Серии А, а затем сразу же после матча садиться на самолет и прибыть на товарищеский матч сборных США и Нигерии всего за 45 минут до начала игры. Тот матч американцы выиграли со счетом 3:2, а Лалас отыграл второй тайм, оказав помощь в сохранении победного счета. "Один десантник гнал свой автомобиль со скоростью 150 миль в час, чтобы я смог попасть на матч. Он сказал, что вышибет из меня дерьмо, если проиграем, так что у нас не было другого выхода", - в этом весь Лалас, авантюрист и неординарный шутник.

После завершения карьеры  (а Лалас еще долго играл в МЛС - Нью-Инглэнд Революшн, Метростарс, Канзас Сити, Гэлакси) Лалас пробовал себя генеральным менеджером МЛС и Лос-Анжелес Гэлакси, именно ему принадлежала идея приглашения в команду Дэвида Бекхэма и Лэндона Донована, которого Алекси  считает самым талантливым американским футболистом всех времен.

Не получилось, потому что Лалас довольно колючий человек, с которым сложно работать, плюс к тому же он провалился, пригласив в Гэлакси еще и Гуллита, не сумевшего  (или не захотевшего) приспособиться к МЛС. Сейчас он нещадно критикует руководство лиги на ESPN и на страницах газет, что многим не нравится. Но такой он человек - любитель спорить и высказывать непопулярные точки зрения. Не такой, как все.

"Я люблю работать на ТВ. Я артист и не собираюсь извиняться за это. Честно говоря, когда я могу затеять спор с кем-то с противоположной точкой зрения по какому-то вопросу - это весело. Всем моим оппонентам нравится, что пусть я и не всегда согласен с их мнением, но я всегда честный и страстный, умею сформулировать свои мысли. Да, я люблю спорить".
"Футбол это не тот спорт, который дарит только лишь удовольствие. Это нужно понимать во время просмотра футбольных матчей. Это не сложная для понимания, но очень сложная для любви игра. Она требует способности ценить тонкие нюансы, принимать субъективную интерпретацию правил и стратегий".

"Я до сих пор уверен, что МЛС - наиболее конкурентная лига мира. Я не говорю, что самая интересная и популярная, но в вопросе организации - самая лучшая. Потолок зарплат, драфт и традиционные американские спортивные моменты, связанные с этим - у нас нет такой разницы между богатыми и бедными, как во всем остальном мире. Хотя Нью-Йорк и Лос-Анджелес тратят больше и начинают выделяться, но конкурентное соотношение поддерживается так или иначе, и это по-прежнему главное отличие нашей лиги, ее козырь", - золотые слова, которые нужно выгравировать на табличке и повесить в офисе всех функционеров УЕФА и ФИФА!